Что такое селективная парфюмерия?

Основатель бренда селективной парфюмерии Мария Борисова

Идея этого поста нашла меня на самом ароматном месте на свете – во французском Грасе, где паззлами складывается понимание, что значит делать то, чего нет нигде и ни у кого.

Есть разное понимание того, что такое селективная парфюмерия. Я вкладываю в это определенное содержание: небольшой тираж ароматов с уникальными формулами, который нелегко найти, если вы просто решили купить себе новый парфюм. Но самое главное – за селективным парфюмом всегда стоит один парфюмер. Этот плод творческой фантазии профессионала, который вы рискуете носить на себе, никогда не задумывался как будущий хит.

Почему в Грасе? Потому что, и это важно, большинство марок селективной парфюмерии располагают свое производство в этом регионе или его окрестностях. Найти ингредиенты высшего качества в других частях света очень, очень сложно. Наша парфюмерная ферма находится в Бельгии, под Брюсселем, но отнюдь не все эфиры и абсолюты мы производим там. Чтобы понять разницу, можно просто сравнить аромат от двух разных конкритов (твердых духов) – она очевидна, в том числе, это выражается и в стоимости драгоценного сырья: килограмм экстракта грасского жасмина стоит $27 тыс., а египетского – $2,5 тыс.

Но не только это дорого – драгоценны также уникальный опыт и знания парфюмеров, которые работают над уникальными ароматами селективной парфюмерии. В каком-то смысле, это глобальный выбор каждого профессионала: влиться в команду и создавать коммерчески успешные парфюмы-звезды для гигантов индустрии, или создавать «парфманьячные» ароматы, которые оценят очень немногие.

Что такое селективная парфюмерия?
Селективная парфюмерия

Когда аккорды и мотивы нового аромата «приходят» ко мне, и я понимаю, каким он должен быть, я отправляюсь искать, выслеживать, допытывать, смешивать и слушать. В полях и ветрах, каких нет больше нигде в мире, родились они: аромат №11, в котором самая чистая роза, №30 – образец нежности и игры полутонов, №100 – торжество самого дорогого и томного, и многие другие парфюмы в нашей коллекции.

Я никогда не считала, что нишевая парфюмерия должна искусственно поддерживать статус «только для тех, кто понимает», нарочито держать дистанцию, провоцировать и высокомерно дожидаться особенного «носа» среди покупателей. Поэтому я считаю, что все наши парфюмы должны нравиться, звучать красиво и привлекательно. В конце концов, мы любим селективы не за провокацию и безумство, а за другое: качество и уникальность ингредиентов, редкость и историю, за частичку человечности, наконец.

Услышав шлейф наших духов на ком-то, вы вспомните не о Кире Н. или Бритни С., а о себе в тот момент, когда впервые эти тонкие ароматы родили в вас чувства прекрасного.